Открылась еще одна школа для тяжело болеющих детей

Слезы здесь не нужны: нужно уметь вдохновлять ребенка Фото: Сергей ШариковДети, которые из-за тяжелейших недугов вынуждены месяцами, а порой и годами находиться в стационаре или дома, удивительно стремятся к знаниям. Где, как их получать? Спасение в интернете? Не совсем. Именно этим ребятам более всего необходимо общение с учителем, со сверстниками. И вовсе не случайно четыре года назад по инициативе Национального медицинского исследовательского центра детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева появились в России школы для таких детей. Первая была создана именно при этом центре: ее возглавили академик РАО Евгений Ямбург и руководитель проекта «УчимЗнаем» Сергей Шариков.

Сейчас в стране уже 25 подобных школ. А только что открылась еще одна — в Краснодарском крае. На открытие, конечно же, просто не мог не прилететь президент Центра Димы Рогачева академик РАН Александр Румянцев.

Александр Григорьевич, какова география созданных по вашему проекту госпитальных школ?

Дети, у которых есть возможность совмещать лечение с обучением, быстрее поправляются

Александр Румянцев: География очень важна: ведь у нас огромная страна и, к сожалению, нет уголка, где бы страшные недуги обошли детей стороной. Посылать из далекого Приморья или Якутии больного ребенка на лечение и обучение в Москву нереально. Понимаю, что здесь главное — лечение. Что здесь обучение как бы вторично. Но опыт показывает: дети, у которых есть возможность совмещать лечение с обучением, лучше проходят саму процедуру лечения, быстрее поправляются. А главное, не выпадают из социума.

Вот несколько адресов последнего времени — Владивосток, Якутск, Воронеж, Орел, Калининград, Санкт-Петербург, другие города. А теперь Краснодар. Здесь очень сильная медицинская служба, в том числе оказания помощи детям с онкогематологическими заболеваниями.

Согласитесь, даже не каждый самый лучший учитель может стать преподавателем такой школы? Где находите таких людей? Ведь тут помимо чисто профессиональных знаний требуется особое отношение к ребенку. И не только к нему, его родителям, но и ко всей семье.

Александр Румянцев: Вы правы. Оказалось, что очень важен контакт с бабушками, дедушками, братьями и сестрами ребенка, одноклассниками. Где находим таких людей? Это вопрос не совсем ко мне. Лучше на него ответит профессор Сергей Витальевич Шариков.

Сергей Шариков: Это не только профессия. Это миссия. Громкие слова? Поверьте мне. Удивитесь, но чаще всего не мы ищем таких людей, а они находят нас сами. По интернету, по «сарафанному радио». И за четыре года нашей работы не было случая, чтобы тот, кто к нам пришел, отказался бы от дальнейшей работы. Правда, перед тем, как допустить такого учителя к детям, он проходит достаточно жесткое собеседование и стажировку. У нас есть принцип отбора: чужие слезы здесь не нужны — их и без того хватает. Нужно уметь вдохновлять ребенка и помогать двигаться по жизни.

Среди учителей преобладают люди молодые. Или мне это показалось?

Сергей Шариков: Не показалось. Именно молодые легче находят контакт с такими детьми, общаются на равных.

А слезы не случаются после ежедневных встреч с такими детьми? Тут необходимо и мужество.

Сергей Шариков: Бывает. Но никогда при детях, родных и никогда не стало поводом отказа от такой работы. Мы нацелены на то, что ребенок будет жить, иначе мы бы не смогли работать в детских больницах. Мы работаем и с самыми тяжелыми пациентами, даже зная иногда, что дни их сочтены. Пока ребенок хочет и может, пока об этом просят его близкие, мы работаем. Мы руководствуемся принципом: в жизни ребенка важен каждый день. Да, мы учитываем состояние ребенка, его настроение, его возможности. Мы в контакте с лечащим врачом, в курсе всех нюансов лечения и влияния этого лечения на возможность учиться.

А как насчет ЕГЭ? В ваших школах выпускники есть?

Александр Румянцев: Вы не представляете, какое удовольствие я испытываю, приходя на выпускные вечера в школе Центра Димы Рогачева. В этом году у нас 30 выпускников. Один с золотой медалью, 12 стали студентами московских вузов. Всего же за четыре года таких почти 50.

Новая школа открылась на базе Краевой детской клинической больницы. Именно в этой больнице крупный детский онкогематологический центр. Здесь специально оборудовали помещение для занятий?

Сергей Шариков: Это очень важно. Каждый день занятия проводятся с 30 детьми. Одни приходят в учебный класс, к другим учитель приходит в палату. Наши школы — их называют госпитальными — это не только уроки, это еще дополнительные занятия, всевозможные кружки, встречи с интересными людьми. Не было случая, чтобы на наше приглашение прийти пообщаться с детьми, кто-то не согласился. И, надеюсь, никогда не будет отказа. Потому что милосердие, несмотря ни на что, не уходит из нашей жизни. А если уж это касается детей…

Текст: Ирина Краснопольская (Москва — Краснодар — Москва)

Источник: «Российская газета», 27.09.2018, 20:53