Создается инновационная образовательная программа для ясельных групп

Создается инновационная образовательная программа для ясельных групп. Чем она будет лучше советской детсадовской «классики»? Сколько малышей до трех лет может «потянуть» один воспитатель? Когда появится профстандарт для нянь? Об этом «РГ» рассказала директор Института изучения детства, семьи и воспитания Российской академии образования Татьяна Волосовец.

Татьяна Владимировна, правда ли, что каждая пятая семья не может устроить ребенка в ясли?

Татьяна Волосовец: Есть два типа очереди. Первая — отсроченная. То есть, как только ребенок родился, его поставили на учет. Но место в детском саду ему может понадобиться только через два-три года. Таких детей у нас около трех миллионов. Есть и острый спрос — это те семьи, которые хотят отправить малыша в ясли «прямо завтра». Во второй, актуальной очереди, — примерно 240-270 тысяч детей. Но уже через три года ситуация должна кардинально измениться: на строительство и реконструкцию детсадов из федерального бюджета выделено 49 млрд рублей. Большая часть новых мест будет «зарезервирована» для групп младенческого и раннего возраста, то есть для детей от двух месяцев до трех лет.

Утверждены правила распределения субсидий на создание мест в детсадах

Детсады действительно принимают двухмесячных малышей?

Татьяна Волосовец: По Закону «Об образовании в Российской Федерации» мамы могут отдавать ребенка в детский сад с двух месяцев. Но на практике я такого пока не встречала. Самые «популярные» сегодня — группы полного дня, которые принимают детей с полутора-двух лет. Почему? До того, как ребенку исполняется 1,5 года, мама может спокойно сидеть в отпуске и получать пособие. Как только выплаты заканчиваются, многие начинают думать о выходе на работу.

Сколько детей должно быть в группе, чтобы было комфортно и ребенку, и воспитателю?

Татьяна Волосовец: Количество детей рассчитывают по размеру помещения: на одного ребенка до трех лет — минимум 2,5 квадратных метра. Этого требует СанПиН. То есть в стандартной комнате (50 кв. м) может заниматься группа из 20 годовалых малышей. Может ли один воспитатель даже с помощью няни справиться с ними? Вряд ли: чем младше ребенок, тем больше он требует внимания. Детям в этом возрасте нужно помогать есть, умываться, одеваться, менять подгузники. Некоторые малыши еще плохо ходят, совсем не говорят…

Западный опыт показывает, что на одного взрослого должно быть не больше 5-6 детей до трех лет. К сожалению, в России до сих пор нет ни одной нормы, которая бы регламентировала этот момент. Было бы неплохо четко прописать, сколько детей может приходиться в детском саду на одного взрослого. И это касается не только ясельных групп.

Ребенок никому и ничего не должен. Если он плохо держит ложку, в саду ему должны показать, как ей орудовать

Могут ли в детском саду требовать, чтобы поступающий малыш, например, умел держать ложку, мыть руки?

Татьяна Волосовец: В федеральном государственном образовательном стандарте есть целевые ориентиры: что умеет и знает ребенок к трем годам. Например, знать свое имя и фамилию, показывать пальчики на руке, находить сходства и различия между предметами… Плюс — знать основные правила гигиены, уметь надевать вещи без застежек и многое другое.

Подчеркну — эти ориентиры написаны для взрослых. Чтобы они имели представление о том, в чем малышу может понадобиться помощь. А сам ребенок никому и ничего не должен. И если он плохо держит ложку, в саду ему должны показать, как правильно ей орудовать.

В Институте изучения детства, семьи и воспитания сейчас создается инновационная образовательная программа для ясельных групп. Чем она будет лучше советской «классики»?

Татьяна Волосовец: Мне часто задают вопрос: можно ли взять образовательную программу, разработанную в середине прошлого века, и использовать ее в современных ясельных группах? Боюсь, что нет: изменились требования времени, изменились сами дети, изменились нормативные документы.

В новую программу войдут пять крупных модулей. Во-первых, речь: формирование первых слов, фраз. Это исключительно важно именно для детей до трех лет. Во-вторых, познавательное развитие: нет в мире более любопытного человечка, чем ребенок. Третий модуль — физическое развитие. Малыш делает первые шаги, идет становление моторики, координации движений. Четвертый блок — художественно-эстетический: ребенок впервые сталкивается с прекрасным, рисует, лепит из пластилина. Пятый модуль — игра, в которой он получает ролевые, социально-коммуникативные навыки.

Каждый пятый ребенок в России не может попасть в ясли

Малыши все позже начинают говорить: слова им не нужны, чтобы общаться «на ты» с гаджетами. Вы это учитываете при разработке программы?

Татьяна Волосовец: Мы, конечно, используем гаджеты в образовательном пространстве детского сада для ребят 6-7 лет. Например, интерактивные столы и доски: без «цифры» дети свою жизнь уже не представляют. Но у малышей главный акцент все-таки должен быть на эмоциональном общении, на живой игре, на физическом развитии.

Сейчас мы наполняем программу конкретным содержанием, используем последние разработки в области возрастной психологии, физиологии, педагогики. Занятия будут разные, рассчитанные в среднем на 10-15 минут. Апробацию новой программы планируем начать уже с нового учебного года по всей стране. В сентябре пилотный проект стартует в детсадах в 12 регионах.

А воспитатели к этому готовы?

Татьяна Волосовец: Когда ясли в стране начали массово закрываться,в детсадах произошел профессиональный разрыв поколений. Воспитателей с реальным опытом работы с детьми до трех лет осталось очень мало. При этом в большинстве педагогических колледжей и вузов к «ясельной» программе относятся как к необязательному теоретическому материалу, дают неглубокое представление о ней. Ситуацию нужно менять. Как? Сейчас будут открываться новые группы для детей до трех лет. Колледжи и вузы обязательно должны отправлять туда практикантов. А тем педагогам, которые уже в ближайшее время планируют «переключиться» со старших групп на ясли, нужно пройти программы профессиональной переподготовки. Это, конечно, была бы идеальная ситуация.

Первая помощница воспитателя — няня. И она же помощница для многих мам. Правда ли, что для нянь сегодня не нужно никакого специального образования?

Татьяна Волосовец: Няня — не педагогический работник. Ей достаточно закончить 11 классов. Поэтому никаких специальных курсов для нее в государственной в системе образования пока не предусмотрено. Но это пока.

В конце прошлого года мы закончили разработку профессионального стандарта няни. В нем — минимальный «набор» того, что она должна уметь. Например, кормить и укладывать ребенка спать, менять ему одежду, играть в развивающие игры… Кроме того, мы настаиваем на том, что любая няня должна уметь оказать малышу первую помощь: остановить кровотечение, перебинтовать рану, наложить шину… К сожалению, это большая проблема, так как по 323-му федеральному закону первую помощь может оказывать только специально обученный человек.

Сейчас профстандарт находится на согласовании в минтруде. Надеемся получить положительный ответ от министерства уже в ближайшие месяцы. После этого мы начнем разрабатывать и соответствующие образовательные программы. По нашим оценкам, чтобы освоить прописанный в стандарте минимум, няням нужно будет прослушать 2-3-месячный курс — 144 часа. Такое обучение можно организовать при колледжах, при педагогических вузах. После его окончания будет выдаваться сертификат, который пригодится не только при устройстве в детский сад, но и, например, в обычные семьи.

Первый год в саду — испытание для детского иммунитета. Вирусы, простуды, новые инфекции… Для ясельных групп эта проблема особенно актуальна? Можно ли как-то снизить ее остроту?

Татьяна Волосовец: Можно. Для этого нужно вернуть медсестер в детские сады. Поясню историю вопроса. Несколько лет назад медицинский персонал начали выводить из штата образовательных учреждений в штат ближайшей поликлиники. В итоге медсестра находится в саду не каждый день, как было всегда, а только два-три раза в неделю. При таком графике она не может постоянно контролировать состояние детей и оперативно оказывать им первую помощь. Сейчас в саду этим просто некому заниматься. Но не вызывать же «скорую» из-за каждой разбитой коленки …

Моя знакомая водит ребенка в частный детсад. По ее словам, малыш там болеет не меньше, чем в муниципальном саду. В чем дело? Ведь группы у «частников», как правило, совсем небольшие, и воспитатели могут уделять ребенку больше внимания…

Татьяна Волосовец: Все дети болеют, кто-то чаще, кто-то реже: от этого никто не застрахован. Муниципальных детских садов в стране примерно 40 тысяч. А частных — всего около шестисот. Тем не менее собрать по ним достоверную статистику по заболеваниям сложно. Почему? Дети, которые ходят в один и тот же сад, могут быть прикреплены к разным поликлиникам, лечиться у разных врачей. Единой системы отчетности тут нет. Однако среди плюсов «частников» — не только меньшее количество детей в группах, но и, например, видеонаблюдение, дополнительные развивающие занятия, новые продвинутые игрушки. Именно за этим чаще всего идут родители.

Текст: Ксения Колесникова

Источник: «Российская газета», 23.04.2018, 18:23