Участники акселератора стартапов PhilTech — о своих проектах и о том, как превратить идеи в бизнес

Множество гениальных идей никогда не воплощается из-за того, что их авторы не знают, как ее развить и как на ней заработать. Для них есть специальные акселераторы, где идею критикуют, обсуждают и находят пути для ее воплощения на рынке. «Медуза» поговорила с участниками акселератора социальных технологических стартапов PhilTech об их идеях и о том, что им дал акселератор.

Григорий Мартишин, трекер PhilTech, сооснователь платформы для деревенских предпринимателей «Онлайн Сельпо»

Всего около 1% задуманных идей когда-либо воплощается в реальность. Чтобы из идеи что-то получилось, нужно поместить ее в среду, где будет стимулироваться ее развитие. У меня так и случилось. Я уже долгое время консультирую социальных предпринимателей как коуч и преподаватель РЭУ имени Плеханова, но собственный социальный проект создал, пока работал трекером в акселераторе PhilTech.

Трекер — это человек, который помогает команде стартапа адаптировать их идею к потребностям рынка, изучить клиента, разобрать сложные кейсы. Формально я не был участником акселератора. Пока я помогал другим стартапам, решился сделать маркетплейс для производителей из глубинки. Я часто ездил по стране и видел, что в малых городах и деревнях есть люди, которые хотят производить что-то свое. Например, в Псковской области делают цветные валенки снеги, в Ярославской области — соленую карамель, в Смоленской — травяные сборы. В округе продавать эти товары некому, а самостоятельно организовывать доставку в большие города мастерам тяжело. В помощь им мы с партнером придумали своеобразный «деревенский Aliexpress».

После акселерации очень многие стартаперы говорили мне, что к результатам, которых они добились в PhilTech за месяц, в обычной жизни шли бы минимум год. Просто потому что не знали, с чего начать. Это верно: только во время акселератора я смог понять, как сделать не просто еще один магазин, а прежде всего платформу, где малые предприниматели смогут продавать свою продукцию и развивать предпринимательство вокруг себя. Так это было, например, с питерской художницей Татьяной Мусатовой, которая когда-то переехала в местечко рядом со Старым Изборском и наладила там производство пряников. Сегодня она вдохновляет трудом своих соседей и передает им свои предпринимательские навыки. Местные жители стали делать варежки по ее лекалам, которые наряду с пряниками мы доставляем жителям крупных городов.

Сергей Гераськин, создатель семейного GPS-локатора MyFamily

Когда-то у меня была IT-компания, где мы с командой создавали автоматизированные системы, сайты, ботов, занимались продвижением проектов. У всех нас были дети, и мы решили сделать приложение, которое позволяло бы следить за перемещением членов семьи на карте. Например, чтобы знать, дошел ли ребенок до школы и не попала ли бабушка в больницу. Хотя успех пришел быстро (через три дня после публикации приложения в Apple Store мы вошли в топ сервисов Саудовской Аравии, Катара и Омана, а вместе с США и Россией получили более полутора миллионов скачиваний), довольно скоро начался застой. На рынке стали появляться похожие сервисы, и мы решили ускорить развитие с помощью акселератора.

Сперва нам объясняли, как работать в команде, проводить совещания, вести документацию. На консультационных сессиях топ-менеджеры Google, Microsoft, МТС, «Ростелеком» и других компаний рассказывали, как правильно ставить цели и проверять их выполнение, давали нам советы исходя из собственного опыта управления.

Самое главное — в акселераторе мы поняли запросы своих пользователей. Мы анализировали опросы, звонки, личные встречи с потенциальными клиентами и выявляли слабые места в функционале. Оказалось, люди хотят не столько знать, где в данный момент находится их родственник, сколько быть уверенными в его безопасности. Мы думали, что функция интерактивного семейного психолога будет более востребована у пользователей в США, где у нас самый большой процент выручки. Но оказалось, что в России к детскому психологу готовы обратиться даже больше семей — почти 60%. Все это мы использовали для усовершенствования нашего сервиса.

Несмотря на то что PhilTech занимается социальными проектами, одной из его первостепенных задач было научить нас зарабатывать. Наше приложение бесплатное, но после акселератора мы начали активнее развивать систему подписок и увеличили долю платных пользователей.

Илья Попов, сооснователь онлайн-агрегатора волонтерских программ Goodsurfing

На Западе довольно сильно развито выездное волонтерство, когда путешественники из чистого альтруизма ездят в заповедники, на археологические раскопки, экофермы. Но если в Америке это огромный бизнес, то в России о волонтерстве почти никто не знает, хотя людей, которые хотят кому-нибудь помочь, очень много.

Будучи волонтером со стажем, несколько лет назад я открыл во «ВКонтакте» сообщество, где ЮНЕСКО, WWF и даже мелкие частные хозяйства рассказывали о своих программах, а люди выбирали подходящие для себя. Например, через наше сообщество волонтеры ездили спасать черепах на Мальдивских островах, отслеживали популяцию животных в Беринговом море, отправлялись на раскопки в Крым. Когда в проекте было уже 60 тысяч человек, поддерживать его стало сложно. Тогда я подал заявку в акселератор PhilTech, надеясь, что там мне подскажут, как сделать из стартапа полноценный веб-агрегатор с жизнеспособной бизнес-моделью.

Первое, что нам дали понять в акселераторе: получить инвестиции под социальный проект вполне реально. Для прохождения программы мне не пришлось ехать из Казани в Москву: PhilTechпроводил акселерацию сразу в трех городах. За два месяца вместе с трекерами мы отработали гипотезы, провели череду тестирований и в итоге создали прототип глобального онлайн-сервиса, с помощью которого, например, волонтер из России может отправиться в Грузию, а волонтер из Голландии — в Боливию.

Во время акселерации мы досконально изучили своих пользователей и буквально узнали их по-новому. Оказалось, что волонтерами часто становятся молодые матери с детьми: работа на конных фермах или раскопках помогает им справиться с депрессией, пережить развод, заново подружиться со своим ребенком. Для большинства волонтерство — возможность примерить на себя другую жизнь, а некоторых это захватывает настолько, что они бросают работу, учатся, например, на зоологов и остаются работать в заповедниках.

Сейчас в нашем стартапе работают уже почти 50 человек, мы разработали модель монетизации и планируем через несколько лет привлечь на платформу первый миллион пользователей.

Алексей Мельник, сооснователь платформы дистанционного сурдоперевода

Сейчас у нас все больше говорят о развитии доступной среды для инвалидов, например строят пандусы, устанавливают таблички для слепых. Но с обслуживанием глухих ситуация все еще очень сложная. В большинстве заведений России и СНГ их просто игнорируют. Мне хотелось изменить это, и вместе с партнером мы начали развивать мобильное приложение для мгновенного перевода на язык жестов. Глухой просто выходит по видеосвязи на нашего переводчика, и тот в реальном времени помогает ему общаться с теми, кто жестовым языком не владеет.

До 2016 года я никак не был связан с миром глухих. У меня был собственный, довольно успешный IT-бизнес, но я не видел в нем развития. Было два варианта: переводить компанию на Запад и зарабатывать или оставаться и делать то, что хочется, — развивать какой-то социальный проект на основе IT. Однажды партнер предложил мне помочь с разработкой платформы сурдоперевода, и меня это захватило.

Так как поддержкой социальных проектов на нашем рынке почти никто не занимается, когда я узнал о PhilTech, вопроса о том, нужен ли мне этот акселератор, даже не возникло. Акселерация вообще полезная штука — это волшебный пинок, он двигает тебя в нужном направлении. А для социальных проектов, которые в принципе не отличаются стабильной экономической моделью, это очень важно.

Когда мы подавали заявку, у нашего проекта было несколько слабых сторон. Самая главная — недостаточная кооперация с социальными проектами. В акселераторе нам с этим помогли коучи и бизнес-тренеры, которые консультируют большие компании.

В процессе акселерации мы нашли хороших партнеров и клиентов. Сегодня нашим сервисом пользуются 435 коммерческих и государственных организаций в России и Казахстане, например клиники и сети аптек. Совсем недавно наш сурдопереводчик стал использоваться центрами госуслуг в Санкт-Петербурге, в Курской и Калининградской области, в Крыму. В республиках бывшего СССР начались переговоры о продаже франшизы.

Источник: «Медуза», 21 февраля 2018, 11:01