Топилин: О перспективных направлениях снижения производственного травматизма

Стенограмма выступления Министра труда и социальной защиты Российской Федерации на совещании о снижении производственного травматизма:

М. Топилин: Мы в последнее время стараемся вопросы, связанные с безопасностью труда, с производством средств индивидуальной защиты, популяризировать. Ежегодно это мероприятие проводим и ежегодно в апреле в Сочи проводим Всероссийскую выставку охраны труда, и там тоже производители средств индивидуальной защиты свои изделия демонстрируют. На самом деле из года в год виден прогресс, который они достигают в своих результатах.

У нас Фонд социального страхования закупает в пределах страхового возмещения работодателей средства индивидуальной защиты, компенсирует расходы работодателей. И мы буквально недавно подписали приказ по Вашему поручению, что здесь могут участвовать только отечественные производители, с тем чтобы именно их поддерживать. Это защита рынка. Когда речь идёт о государственных закупках, мы здесь уже полностью это делаем за счёт только отечественных производителей.

Дмитрий Анатольевич, Вы про динамику сказали – она очень позитивная, с одной стороны. Но с другой стороны, мы понимаем прекрасно, что мы ещё находимся не на уровне передовых стран, но мы близки к ним. Если брать показатели смертельного травматизма в сравнении со странами Европейского союза, то у них где-то среди 15 стран показатель 2,85, у нас показатель – 2,87. То есть мы фактически к ним приблизились. Не достигаем ещё тех показателей по травматизму, которые есть в Германии, но если говорить, допустим, о наших партнёрах по БРИКС, мы далеко их уже обогнали.

Но что нас тревожит и почему мы этому уделяем внимание? Если в прошлые годы, даже в начале 2010-х годов, у нас темпы снижения составляли 7–8% в год (снижение и показателей травматизма, и смертельного травматизма), то сейчас уже снижение составляет, может быть, 1–2%.

Д. Медведев: Это, наверное, следствие того, что наиболее одиозные проявления и ситуации, проблемы удалось снять, поэтому более сложная работа начинается.

М. Топилин: И теперь, когда мы уже находимся на уровне этих практически европейских показателей, нам нужно переформатировать эту работу. Вы правильно сказали, что у нас есть всего лишь пять-шесть отраслей – это строительство, транспорт, сельское хозяйство, как ни странно, жилищно-коммунальное хозяйство, и добыча полезных ископаемых остаётся ещё в этой пятёрке, – где сконцентрировано 75% производственного травматизма со смертельным исходом. А количество занятых в этих отраслях – это всего лишь чуть больше 40%. То есть нам необходимо сконцентрироваться на этих секторах.

Что мы предлагаем? Сейчас фактически этой работой занимается министерство. Мы хотели бы попросить Ваших поручений. Вы об этом сказали – ведомственные планы. Нам кажется, что сейчас мы должны очень плотно поработать с коллегами из Министерства строительства, Министерства промышленности, Министерства сельского хозяйства. Мы с коллегами собирались, обсуждали эту тему. Нам нужно сделать стандартные ведомственные планы улучшения условий труда путём стандартного анализа ситуации, разработки мер по снижению травматизма с участием социальных партнёров, мониторинга этой ситуации, распространения лучших практик. То есть сделать стандартные «дорожные карты» по каждому министерству, они покроют отрасли, которые курируют те или иные федеральные органы исполнительной власти. Мы готовы эту работу в короткие сроки сделать, чтобы нам единым фронтом в этом направлении двигаться.

В перспективе мы проработаем это с Министерством экономического развития прежде всего. Было бы, на наш взгляд, целесообразно в соответствующих государственных программах сделать специальные разделы, где такие мероприятия тоже были бы предусмотрены. Это потребует изменения в 588-е постановление Правительства.

Дмитрий Анатольевич, Вы сказали про регионы. Действительно, опыт у регионов разный. Есть регионы, которые очень позитивно движутся в этом направлении, есть регионы, которые всё-таки имеют отрицательную динамику по этим показателям. Также нет единого методологического подхода к этой работе. Мы сейчас готовим поправки в Трудовой кодекс и там предусматриваем, что регионы будут обязаны создавать программу улучшения условий труда (сейчас такой нормы нет), а мы на федеральном уровне установим типовые показатели, типовые индикаторы.

Дмитрий Анатольевич, Вы в своём выступлении сказали, что в основном это у нас происходит исходя из неудовлетворительной организации производства, в том числе из-за ошибок по организации охраны труда, неприменения средств индивидуальной защиты. Мы со всеми коллегами практически сейчас согласовали изменения в Трудовой кодекс, которые мы готовили после совещания в Чите. В чём системная проблема? Сейчас у работодателей в соответствии с Трудовым кодексом есть лишь декларативная норма о том, что необходимо обеспечить безопасность работников.

Мы хотим изменить трудовое законодательство, с тем чтобы сделать действия работодателя и работника превентивными – чтобы у работодателя была обязанность выявлять риски на производстве, чтобы работник активно участвовал в обеспечении безопасности на своём рабочем месте и чтобы были нормы о том, что опасности должны устраняться. То есть не реакция на условия труда, а именно выявление этих негативных сюжетов.

Дмитрий Анатольевич, мы продемонстрировали то, что связано с надзорной деятельностью, на портале «Онлайнинспекция». Мы пытаемся в рамках реализации программы приоритетного проекта по надзорной деятельности внедрять технологии, связанные прежде всего с обучением работодателей введению нормальных условий труда. Потому что есть и старые, советские нормы. Мы вычищаем старые нормы, с тем чтобы ничего не ухудшить, с одной стороны, но чтобы актуализировать всё законодательство. И в рамках этой работы пытаемся внедрять технологии обучения и погружения работодателей в культуру производства.

О спецоценке. Вы сказали, что мы эту работу достаточно активно стали внедрять, и она связана с повышенными тарифами, которые работодатели уплачивают, когда результаты спецоценки показывают отклонения условий труда от нормальных.

У нас остался последний, 2018 год, когда все предприятия, все рабочие места должны быть подвергнуты специальной оценке условий труда, и мы опасаемся, что может быть эффект последнего года. Мы видим эти факторы в последнее время, когда некоторые компании проводят эту работу некачественно, в спешке, это видно по электронной системе. Поэтому просьба тоже поручить Роструду и Росаккредитации (потому что эти компании аккредитуются в Росаккредитации), чтобы мы очень внимательно их проверили, чтобы таких отклонений от стандартных требований – а за этим могут последовать какие-то нарушения прав граждан, – не произошло, чтобы мы взяли их под особый контроль.

Ещё одно направление, о котором я хотел сказать, – это то, что мы делаем в рамках программы «Производительность труда». Это те лучшие практики, которые мы делаем вместе с Минэкономразвития. Те потери рабочего времени, которые мы имеем по оплате больничных листов (в последующем, что вытекает из всех потерь), конечно, это достаточно серьёзные внутренние ресурсы. И мы договорились с Минэкономразвития о том, что в рамках проектного офиса, который на базе ВЭБа сделан, мы будем точно так же лучше практики по охране труда внедрять. Потому что это ресурс: по нашим оценкам, 7–8% роста производительности труда можно только за счёт этого достичь. Поэтому будем в этом направлении двигаться.

<…>

Источник: Министерство труда и социальной защиты РФ, 12.12.2017

Все материалы совещания см. на сайте Правительства России: О работе по снижению производственного травматизма. XXI Международная специализированная выставка «Безопасность и охрана труда», совещание.