Германия — 2013

Как живут многодетные семьи в Германии? Об этом материал корреспондента «РГ» в Берлине

 

Жизнь на «детские». Если жена зарабатывает больше, с детьми нянчится муж

Редкие многодетные

У входа в дом — две детские коляски, футбольные мячи и дружелюбный клоун на палочке. Клоун улыбается, приветствуя всех, кто пришел в этот дом. Сабрина — мать семейства, на кухне вместе со старшей (15 лет) и средней (10 лет) дочками готовит воскресный пирог. Младший сын играет в кубики. Двое старших гоняют мяч во дворе. Сабрина ждет нового малыша. В кухне еще одна девочка — она приходит только два раза в неделю. Сабрина — ее временный опекун. Родители девочки не живут вместе, а мать психически больна. Сабрина сама родом из проблемной семьи. Поэтому всегда хотела иметь много детей. Пятеро у нее уже есть.

Когда подруга рассказала ей, что отдел опеки ищет добровольцев для временного семейного патронажа, ни минуты не раздумывала. Взяла девочку. Та была поначалу как запуганный галчонок. Потом оттаяла, стала радостно играть с детьми, помогать по хозяйству.

Многодетные семьи в Германии — редкость. Немцы не хотят принимать ответственность за тех детей, которых не смогут прокормить. Чисто по-немецки они соразмеряются со своими возможностями.

Как же живут они со столькими детьми? Ведь и денег много надо, и ухаживать за ними, и профессию не хочется терять.

— Дети и деньги — не проблема, — уверяет Сабрина. — Главное — внутренняя решимость. Государство дает пособия. Муж работает механиком на фабрике по производству мотоциклов, прекрасно зарабатывает. У нас две машины, большая, многокомнатная квартира. По профессии я — ассистент адвокатов и нотариусов, но проработала лишь пять лет, потом взяла отпуск на три года, да так на работу и не вышла. Думаю, мое призвание — дети.

Специальных программ для многодетных семей, как и «материнского капитала», в Германии нет. Но так выходит, что сумма всех выплат и массивная поддержка некоммерческих организаций не дают никому пропасть. Парадоксальным образом получается, что чем больше детей — тем меньше материальных забот.

Папа может

Женщина может уйти в декретный отпуск лишь за шесть недель до рождения ребенка при сохранении зарплаты. Для студенток поблажек и академических отпусков не бывает. Рожаешь ребенка во время учебы — думай сама, как закончить университет. Зато вот уже более четырех лет действует закон о «родительских деньгах». В первый год после рождения ребенка любому из родителей, который сидит с малышом, платится 67% его заработка. Так удалось привлечь папаш к уходу за детьми.

Моя знакомая Корнелия — учительница начальной школы, получает больше, чем ее муж. После введения «родительских денег» Корнелия и муж Вольфганг решили быстро обзавестись потомством. Первая девочка родилась через полгода после введения в действие закона. А еще через два года — двойняшки. Корнелия отсутствовала на работе только три месяца перед родами.Вольфганг, по профессии инженер-строитель, взял родительский отпуск и предпочитает менять подгузники и варить кашки. В семейном бюджете от заработка Вольфганга остаются почти 2 тыс. евро. Семья, поразмыслив, взяла кредит на покупку таунхауса.

Дети до… 25 лет

Бородатый 24-летний Свен, сидя за кружкой пива, рассказывал мне, что может оплачивать съемную квартиру благодаря «детским деньгам». » У тебя есть дети?» — удивилась я. «Какие дети?» — не понял он. Оказалось, «детские деньги» выплачиваются в Германии всем родителям до достижения их детьми 25-летия, если они еще получают образование. Если «чадушки» безработные — до 21-летнего возраста. Сумма «детских денег» растет в зависимости от количества детей. За первого и второго ребенка — по 184 евро в месяц. За третьего — 190 евро. За каждого, начиная с четвертого, — по 215 евро. Многодетная Сабрина получает за детей около 1000 евро. Довольна.

Если нет работы

Часто пожилые немцы ругаются на безработных: только детей рожают да от работы отлынивают. Существование немецкого безработного с большим количеством детей может показаться даже более выгодным, чем бессемейного инженера, который половину зарплаты отдает в виде налогов. Ведь налоговая ставка в Германии зависит от того, женат ли человек и имеет ли он детей.

Впечатление, что и безработные могут жить безбедно, во многом обманчиво. Но доля правды в нем есть. Переселенка из России Ольга Миллер, с которой я лежала в одной палате в роддоме, считается многодетной матерью. Старшую дочку она привезла с собой из России. А в Германии Ольга родила двойню. Ни она, ни ее муж не работают. Однако «детских» и «родительских» вполне хватает на жизнь. Плюс пособие по безработице, оплата квартиры и коммунальных услуг за счет государства, дотация на медицинскую страховку. В Белгороде Ольга работала медсестрой, ее муж Олег — милиционером. Вспоминает, как ютились в однокомнатной хибаре с протекающей крышей и говорит, что лучше быть безработной многодетной матерью в Германии.

Ольге даже удается самой покупать одежду для детей. За свои деньги. Она не любит, когда дети донашивают чужое, и не хочет пользоваться предложением многочисленных благотворительных организаций.

Собирать вещи и сдавать или класть в контейнеры для старой одежды приучены все немцы. Так что добра хватает. Другая переселенка, Ирина из Челябинска, зарабатывает всего 600 евро. Ирина не гнушается и ношеной одеждой для себя и детей. Говорит, что вся она — как новенькая. Ирина — учительница в группе продленного дня и мать-одиночка с двумя детьми. Она считается мало зарабатывающей мамой. Ее бывший муж — безработный и не в состоянии платить алименты. По закону ей положена «детская добавка». Ирина получает за дочку (6 лет) 133 евро в месяц, за сына, которому уже 13 лет, — 180 евро.

Бывает, что в многодетной семье отец, хотя и работает, но получает мало. Такая ситуация была у соседа моей немецкой свекрови. У Лутца пятеро детей, образования никакого, работает уборщиком в ведомственном учреждении. Жена сидит дома с детьми. Чтобы как-то свести концы с концами, они пытаются экономить на всем — в том числе и на еде, иногда пользуясь услугами благотворительных фондов, которые выдают продукты питания. Во многих магазинах они выбрасываются, даже когда срок годности не истек. Вот Немецкий красный крест и раздает их бедным.

С начала этого года все родители с низкими доходами получают смешные 10 евро в месяц на «участие в социальной культурной жизни общества», то бишь на музыкальную школу или спортивный клуб. Но один урок игры на фортепьяно стоит 20 евро. Годовой взнос в спортклуб за легкую атлетику — 130 евро. Так что на 10 евро особо «не поучаствуешь». Зато 4-летняя дочка Лутца бесплатно принимает участие в походах со своей детсадовской группой. Кстати, за детский сад малообеспеченные семьи в Берлине вообще не платят. Пятнадцатилетний сын Лутца бесплатно побывал с классом в Чехии.

Голодать семьям с детьми здесь никто не позволит: если такое случилось бы, это стало бы в немецком обществе большим скандалом. Жилье и полноценное питание семьям с детьми немецкие власти обязаны обеспечить.

Текст: Анна Розе

Пишите Анне Розе: rose@rg.ru